Сталинизм и цивилизационный подход в ХХ веке

    Дисциплина: Политология
    Тип работы: Реферат
    Тема: Сталинизм и цивилизационный подход в ХХ веке

    Фатеев А.В.

    Сталинизм и цивилизационный подход в ХХ веке

    Агностицизм;

    образ врага; «тоталитаризм»;

    постмодернизм; исторический пессимизм;

    философский идеализм; теоретический эклектизм;

    мелкобуржуазный коммунизм;

    консерватизм

    Москва –

    I. 2004

    План

    Функции и противоречия цивилизационного подхода.

    Постмодернистский пессимизм сторонников «подхода».

    «Тоталитаризм» для внутреннего употребления.

    Сталинизм – вариант цивилизационного подхода.

    Сталинизм – мелкобуржуазный коммунизм индустриального времени.

    Цивилизационный подход в современной России.

    Поиск методологии конкретно-исторического исследования подводит к необходимости оценить эвристические возможности формационной теории и цивилизационного подхода. Имеет смысл

    рассмотреть сущность феноменов в контексте динамичных исторических условий ХХ века: модерна, или индустриального общества, а также набирающего силу информационного общества, которое

    часть европейских и американских философов называют постмодернизмом. Было бы неплохо проверить гипотезу о принадлежности сталинизма к цивилизационному подходу. Это, представляется,

    будет способствовать выявлению действительного содержания термина «тоталитаризм». Рассчитывая

    на

    информированность заинтересованного читателя, опустим подробное описание феноменов, обозначим только список литературы

    Автор реферата считает необходимым заявить о своем материалистическом мировоззрении. За последние 15 лет мое уважение к классикам марксизма-ленинизма только возросло. Этому

    способствовало наблюдение за развитием российского капитализма и поведением идеологически модных профессоров, политиков, эволюция взглядов и поведения которых иллюстрирует верность

    идей К. Маркса и В.И. Ленина

    1. Функции и противоречия цивилизационного подхода

    В первой половине ХХ века, период кризисов обществ и государств,

    цивилизационный подход получил распространение и стал орудием консервативных кругов, стремящихся в разное время то к изоляционизму, то к агрессии. Классический пример –

    теория английского историка древнего мира Арнольда Тойнби об изолированных друг от друга равноценных цивилизациях. Теоретический эксперимент – экстраполяция и абсолютизация отдельных,

    центростремительных, тенденций, присущих древним обществам, на любые иные социумы в другие исторические эпохи, вне зависимости от воли и желания историка закончилась политиканством.

    Американские изоляционисты в 30-е годы ХХ века использовали выводы Тойнби для внутриполитических нужд.

    Во второй половине ХХ века – начале третьего тысячелетия, эпоху глобальной экономики, массовой культуры, единой Европы, СПИДа и атипичной пневмонии, интернета,

    разговоры о независимых друг от друга цивилизациях выглядят анахронизмом. Возрождение подобных теорий является искусственным политико-идеологическим актом, который

    не имеет ничего общего с наукой.

    Другой вариант «подхода» абсолютизирует ценности западной цивилизации, не считает цивилизациями иные общества. Он был распространен в период холодной войны по всему

    капиталистическому миру для противопоставления «общества равных возможностей» «советскому тоталитаризму» и дискредитации национально-освободительных движений. Постмодернистский

    вариант «подхода», завершая двухвековую традицию представлений о «линейном прогрессе» либеральной цивилизации, трактует ее как совершенный капиталистический мир. Ф. Фукуяма в работе

    «Конец истории?»

    заявляет об исчерпании возможностей цивилизации после достижения человечеством уровня потребления, характерного для крупных либеральных стран, «золотого миллиарда»

    (постистория

    У людей с развитым воображением подобные высказывания вызывают вполне определенные ассоциации, рисующие идеал постмодернистской личности. Это человекоподобная свинья, которая от

    злоупотребления потреблением не может даже хрюкать; валяясь под забором, она гадит под себя. Однако папа этого существа – агрессивный конквистадор, вынужден эксплуатировать и

    подавлять значительную часть человечества для обеспечения высокого уровня потребления сына-сибарита. Американский идеолог, публикуя эссе, не догадывался, что его теория оскорбительна

    для подавляющего большинства американцев, англичан, французов.

    Представляется, г-н Фукуяма не смог научно обосновать перспективу Страшного Суда в супермаркете. Автор не учитывает возможность качественных скачков в развитии человеческого

    общества. В отличие, например, от Г.В.Ф. Гегеля, диалектический метод которого позволил последователям преодолеть благодушные рассуждения философа о совершенстве прусской монархии,

    американский философ мыслит метафизически

    . В эссе отразилась ограниченность буржуазной гуманитарной науки. Для нее характерна основанная на философском идеализме подмена понятия «марксизм» сталинизмом; заявления о

    решении в США «классового вопроса»; отношение к «фашизму» и «коммунизму» как отклонению от нормы, якобы не заложенному в сущности капиталистического общества; об окончательной,

    навсегда данной победе либерализма над другими течениями. В не меньшей степени, чем сталинисты, идеологи современного американизма стараются либо не затрагивать сущность

    производственных отношений своего общества, мировых экономических связей, либо скрывают их посредством идеологических клише.

    Эссе «Конец истории?» выражало временную растерянность части американского истеблишмента после окончания холодной войны. «Ястребы» искали новые цели. Последующие работы Фукуямы,

    одна из которых имеет символическое для цивилизационного подхода название «Главенство культуры», обозначили вектор американской политики. Разговоры о «цивилизациях» на переломе

    второго и третьего тысячелетий закончились погромами независимых государств под сфальсифицированными предлогами для реализации американских глобальных интересов.

    Невольно вспоминаются статьи из советской прессы сталинского периода: «Вот она, культура Трумэнов и Даллесов»; «Кинопровокаторы»; «Культура духовных наркотиков»

    . В них отразилась доля истины. Сталинисты, представители мелкобуржуазного коммунизма индустриального времени

    , подметили противоречия капиталистического общества, политики США. При этом они, правда, забывали упомянуть о противоречиях своего общества и предлагали фантастические планы

    трансформации капитализма.

    В отличие от Фукуямы Самюэль Хантингтон заявляет об исторической ограниченности либерализма ХХ века, периода холодной войны. Его теория предвещает в ХХ

    веке борьбу восьми цивилизаций, в результате которой установится новый мировой порядок

    . В теории Хантингтона имеется изъян. Внутри намеченных им «цивилизаций» имеется немало государств-соперников, междоусобная борьба или разница в развитии которых подрывает теорию.

    Трудно поверить, что представители «африканской цивилизации» ЮАР и Бурунди объединятся в информационной борьбе против «растленного» западного мира. Представляется, главная угроза

    человечеству не столкновение Запада и мусульман, Запада и Китая. Угроза – капиталистический способ производства в высокоразвитых обществах, агрессивное навязывание своих ценностей

    другим для решен...

    Забрать файл

    Похожие материалы:


ПИШЕМ УНИКАЛЬНЫЕ РАБОТЫ
Заказывайте напрямую у исполнителя!


© 2006-2016 Все права защищены