Философия культуры как специфический раздел философии

    Дисциплина: Философия
    Тип работы: Реферат
    Тема: Философия культуры как специфический раздел философии

    Оглавление

    TOC \\o \"1-1\" \\h \\z \\u

    Введение

    PAGEREF _Toc158518888 \\h

    1. Философия культуры с точки зрения неокантианцев.

    PAGEREF _Toc158518889 \\h

    2. Понимание культуры в настоящее время.

    PAGEREF _Toc158518890 \\h

    3. Мышление и культура.

    PAGEREF _Toc158518891 \\h

    Заключение

    PAGEREF _Toc158518892 \\h

    Список литературы

    PAGEREF _Toc158518893 \\h

    Введение

    Ю. Давыдов в «Философской энциклопедии» (М., 1970) пишет, что «культурфилософия (философия культуры) – понятие, употребляемое в

    западной философии в смысле осознания сущности и значения культуры». И действительно, если мы обратимся к высказываниям таких неокантианцев, как Вильгельм Виндельбанд и Эрнст

    Кассирер, заложивших фундамент философии культуры, то увидим, что они обсуждают два основных вопроса: что конституирует культуру как целое в отличие от отдельных ее проявлений и в чем

    смысл культуры. Обе эти темы и есть в неокантианской традиции философской мысли. Например, Э. Кассирер спрашивает: «Что же есть целое духовной культуры? Что из себя представляет цель

    культурной деятельности, ее назначение, ее смысл?.. Главная задача всех форм культуры состоит в том, чтобы создавать всеобщий мир мыслей и чувствований, мир человечности, «единый

    космос»… Нас более не интересуют отдельные произведения искусств, продукты религиозного или мифологического мышления, нас интересуют те движущие силы, та ментальная активность,

    которые требуются для их создания. Если нам удастся постичь характер этих сил, если мы поймем их не с точки зрения их исторического возникновения, но с точки зрения структуры, если

    поймем, в чем их различие и в чем вопреки этому различию их взаимодействие, то это будет означать, что мы достигли нового знания о характере человеческой культуры». Но еще раньше, в

    начале века, В. Виндельбанд, обсуждая статус философии культуры, писал: «Истинной философией такая философия будет, конечно, только в том случае, если генетические исследования

    психологического анализа, социологического сравнения и исторического развития будут служить лишь материалом для обнаружения той основной структуры, которая присуща всякому культурному

    творчеству во вневременном, сверхэмперическом существе разума». Другими словами, Виндельбанд (и вслед за ним и другие неокантианцы) на оба вопроса отвечает так: и смысл, и целое

    культуре придает разум. Чтобы обрести и осознать единство культуры, утверждает Виндельбанд, «необходимо постигнуть сущность функции, представляющей собой то общее, что присутствует во

    всех частных культурных деятельностях, как бы различно ни было обрабатываемое ими содержание, а это означает не что иное, как самосознание разума, порождающего свои предметы и в них

    царство своей значимости». Раскрывая неокантианское понимание разума, Кассирер связывает идею разума с идеями свободы и морали. «Нет необходимости ни прослеживать весь ход

    человеческой истории, ни давать подробные объяснения всего разнообразия форм, принимаемых человеческой цивилизацией, чтобы ответить на вопрос, который, по мнению Канта, является

    действительно важным и ключевым, - вопрос о той главной цели, к достижению которой устремлено человечество. Это цель моральная, и поэтому именно в морали, в системе этики следует

    искать истинные принципы философии истории и философии цивилизации. Согласно Канту, в корне всех проблем философии истории и философии культуры лежит идея свободы. Свобода означает

    автономию разума, отсюда всеобщая задача философии культуры заключается в решении вопроса: каким образом и с помощью каких средств возможно достижение этой автономии в процессе

    эволюции человеческого разума и воли».

    1. Философия культуры с точки зрения неокантианцев.

    Попробуем теперь осмыслить представления неокантианских философов культуры. Вадим Межуев безусловно прав, утверждая, что речь у них идет не о разных культурах, а

    только об европейской культуре. Уже одно это делает многие рассуждения неокантианцев ограниченными присущим им историческим пониманием культуры. Внутри собственной культуры вполне

    естественно занять позицию социального действия, пытаясь улучшить культуру или направить ее эволюцию к определенной цели, но практически невозможно объективно исследовать культуру,

    поскольку трудно взглянуть на нее со стороны, что есть условие всякого изучения. Кроме того, находясь внутри европейской культуры и не различая (фактически, не признавая) других

    культур, трудно понять, что средние века, античность и древние архаические общества – это не только предшествующие в эволюции состояния европейской культуры, но также целостные

    культуры, не менее автономные, чем культура Нового времени.

    Для Канта смысл европейской культуры задается идеями разума, свободы и морали, он надеялся, что победа этих начал, работа над их культивированием и приведет

    человечество к культурному состоянию. Как сегодня видится эта проблема? Безусловно, в истории и культуре (не только европейской, любой) действуют разумные силы, имеют место тенденции

    к свободе и морали. Без этих тенденций культура вообще бы не состоялась. Однако было бы неправильным думать, что в культуре действуют только такие, так сказать, осмысленные, разумные

    тенденции. Этим тенденциям, как известно, противостоят другие: наряду с разумом не меньшее значение в культуре имеют бессознательные, стихийные процессы, моральным тенденциям

    противостоят тенденции эгоистические и даже демонические, разные силы стремятся подавить свободу. В этом плане нельзя указать смысл культуры и истории, такой смысл есть как цель и

    смысл отдельных людей или движений, но смысла всей культуры или истории, вероятно, не существует. И вряд ли подобный смысл возникает, даже если человечеством будет управлять, как о

    том мечтал Даниил Андреев, всемирная этическая организация «Роза Мира».

    Не менее существенно и то, как неокантианские философы понимали назначение и природу самой философии. С одной стороны, вслед за

    Аристотелем философия рассматривалась как законодатель мышления, как гарант истинности и общезначимости знания, с другой стороны, вслед за Кантом – как разумная, направляющая

    инстанция человечества. «Философия, - утверждает Гуссерль, - сохраняет за собой ведущую функцию и свою особую бесконечную задачу – функцию свободного и универсального осмысления,

    охватывающего одновременно все идеалы сразу и всеобщий идеал – иначе говоря, универсум всех норм». «В соответствии со своим высшим назначением, - пишет Альберт Швейцер, - философия

    является руководителем, который направляет наш разум в общем и целом… Но в час погибели страж, который должен был предупредить нас, заснул, и мы не смогли бороться за нашу культуру».

    Процитировав Швейцера, Кассирер дальше спрашивает: «Существует ли в действительности нечто, подобное объективной теоретической истине, имеется ли в природе то, что прежние поколения

    называли идеалами нравственности и человечности? Существуют ли объективно некоторые общие этические требования, связывающие всех людей поверх представления об индивидуальности,

    государстве, национальности? В эпоху, когда возникаю...

    Забрать файл

    Похожие материалы:


ПИШЕМ УНИКАЛЬНЫЕ РАБОТЫ
Заказывайте напрямую у исполнителя!


© 2006-2016 Все права защищены