Экономическая история советской России

    Дисциплина: Экономика
    Тип работы: Реферат
    Тема: Экономическая история советской России

    1. Превращение большевизма в государственную структуру.

    PAGEREF _Toc407694554 h

    Первые декреты

    PAGEREF _Toc407694555 h

    Рабочий контроль и начало национализации

    PAGEREF _Toc407694556 h

    Вытеснение Советов и роспуск Учредительного собрания

    PAGEREF _Toc407694557 h

    2. “Военный коммунизм”

    PAGEREF _Toc407694558 h

    Национализация и мобилизация экономики

    PAGEREF _Toc407694559 h

    3. Кризис «военного коммунизма»

    PAGEREF _Toc407694560 h

    Экономическая отсталость и социальная деградация

    PAGEREF _Toc407694561 h

    1. Превращение большевизма в государственную структуру.

    Первые декреты

    Через два часа после ареста Временного правительства 11 Всероссийский съезд Советов ратифицировал два основных де­крета, подготовленных Лениным. В Декрете о мире говорилось, что

    «рабочее и крестьянское правительство, созданное револю­цией 24 — 25 октября и опирающееся на Советы рабочих, сол­датских и крестьянских депутатов, предлагает всем воюющим народам и

    их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире». Кроме того, новое пра­вительство решило отменить тайную дипломатию и опублико­вать секретные

    договоры, заключенные царским и Временным правительством. В действительности декрет был адресован не правительст­вам, а скорее международному общественному мнению и сви­детельствовал

    о желании новой власти подорвать сложившуюся мировую систему государств. Великие державы не могли при­нять предложение, выдвинутое большевиками. Декрет гласил, что мир «без аннексий и

    контрибуций» означает всеобщий от­каз от любого господства, навязанного народам Европы или Америки. Это было не чем иным, как призывом к разрушению колониальных империй. Большевики

    надеялись, что обнародо­вание декрета (на который фактически никто не обратил вни­мания), подкрепленное их победой (которая произвела большее впечатление), вызовет волнения,

    достаточные, чтобы вынудить правительства искать мира. Декрет сознательно выходил за рамки традиционной дипломатии, он был рассчитан на победу революции в Европе. Союзники России

    отказались рассмотреть эти предложения и признать новое правительство, обреченное, по их мнению, на скорое исчезновение. Вильсон в своем ответе напомнил о «14 пунктах» и отказался от

    сепаратного мира с центральными державами, а те, заинтересованные в том, чтобы получить свободу действий на востоке, дали понять, что соглас­ны на переговоры с большевиками. Через

    несколько недель к Декрету о мире добавился еще один документ — Декларация прав народов России, — столь же резко выходящий за рамки существующих норм, поскольку ос­новывался на

    принципе революционного освобождения наро­дов. Декларация провозглашала равенство и суверенность наро­дов бывшей Российской империи, их право на свободное само­определение, вплоть до

    отделения, отмену всяких национальных и религиозных привилегий и ограничений. Декрет о земле, принятый 26 октября, узаконивал то, что было сделано начиная с лета многочисленными

    земельными комитетами: изъятие земель у помещиков, царского дома и за­житочных крестьян. Его текст включал наказ о земле, вырабо­танный эсерами на базе 242 местных наказов: «Частная

    собст­венность на землю отменяется навсегда. Все земли передаются в распоряжение местных Советов». Эсеры заявили протест: большевики украли их программу. «Пусть так, — ответил им

    Ленин. — Не все ли равно, кем он составлен, но, как демократическое правительство, мы не мо­жем обойти постановление народных низов, хотя бы с ним бы­ли несогласны. В огне жизни,

    применяя его на практике, про­водя его на местах, крестьяне сами поймут, где правда... Жизнь — лучший учитель, а она укажет, кто прав, и пусть крестьяне с одного конца, а мы с другого

    конца будем разрешать этот воп­рос... В духе ли нашем, в духе ли эсеровской программы, — не в этом суть. Суть в том, чтобы крестьянство получило твердую уверенность в том, что

    помещиков в деревне больше нет, что пусть сами крестьяне решают все вопросы, пусть сами они ус­траивают свою жизнь». Согласно Декрету о земле, каждая крестьянская семья дол­жна была

    получить в среднем по две-три десятины земли. При­бавка значительная, но, в то время мало значимая, так как за неимением скота и техники, земля не могла быть обработана. Тем не менее

    в течение нескольких месяцев престиж большеви­ков в деревне достиг высшей точки (об этом свидетельствует увеличение числа сельских партийных ячеек в первые месяцы 1918 г.). Крестьяне,

    конечно, не дожидались декрета, чтобы вершить «свою» революцию, однако он укрепил их в убежде­нии, будто большевики, о которых они только слышали, явля­ются теми «максималистами»,

    которые одобряют их действия.

    Рабочий контроль и начало национализации

    26 октября Ленин заявил, что новый режим будет основы­ваться на принципе «рабочего контроля». Декрет от 27 ноября определил его формы. Теоретически рабочий контроль должен был

    осуществляться всеми трудящимися предприятия через вы­борный заводской комитет, а также состоящих при нем пред­ставителей администрации и инженерно-технических работни­ков. Трудящиеся

    получали доступ к бухгалтерским книгам, складам, могли контролировать обоснованность найма и уволь­нений. Этот декрет как бы узаконивал положение вещей, ре­ально существующее на многих

    предприятиях с лета 1917 г. Практически же он отстранял заводские комитеты от управле­ния предприятиями. Они теперь входили в иерархическую структуру, где большинство составляли люди,

    далекие от про­блем рабочих комитетов. При каждом городском Совете был создан Совет рабочего контроля, состоящий из представителей профсоюзов и кооперативов. Их высшим органом был

    Всерос­сийский совет рабочего контроля. Структура его узаконивала поглощение заводских комитетов профсоюзами и Советами, где заправляли большевики. Первый Съезд профсоюзов (7 — 14

    января 1918 г.) должен был подтвердить подчинение завкомов профсоюзам. В оконча­тельной резолюции, представленной большевиком Лозовским, отмечалось, что контроль над производством ни в

    коей мере не означает перехода предприятия в руки трудящихся данного предприятия. Последний пункт недвусмысленно свидетельство­вал о том, что заводские комитеты и комиссии профсоюзного

    контроля должны подчиняться инструкциям, исходящим от Всероссийского совета рабочего контроля. В действительности этот совет ни разу не собирался как са­мостоятельный орган. С самого

    начала он влился в Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ), созданный декретом от 15 декабря. На него возлагалась задача по проверке экономиче­ской деятельности государства,

    централизации и руководству всеми экономическими органами и подготовке законов, касаю­щихся экономики. Он подчинялся непосредственно правитель­ству и имел двойную структуру:

    вертикальную (главки — цент­ральные органы, управляющие работой различных отраслей промышленности) и горизонтальную (совнархозы или регио­нальные советы народного хозяйства). ВСНХ

    обладал больши­ми полномочиями: мог конфисковывать, приобретать, опечаты­вать любое предприятие. Его сотрудниками стали представите­ли различных министерств (народны...

    Забрать файл

    Похожие материалы:


ПИШЕМ УНИКАЛЬНЫЕ РАБОТЫ
Заказывайте напрямую у исполнителя!


© 2006-2016 Все права защищены